Проект видавничого дому «МЕДІА-ПРО»
Фонды прямых инвестиций | director.com.ua

Фонды прямых инвестиций

Автор статьи: 
Юрий Григоренко, обозреватель
Заглавное изображение: 
В ожидании ценового «дна»
Несмотря на кризис, в Украине открываются фонды прямых инвестиций, которые для отдельных компаний могут стать альтернативой привлечения капитала в силу практической недоступности IPO и банковских кредитов

Глобальные плюсы и минусы

Для фондов прямых инвестиций (ФПИ) в условиях кризиса открываются хорошие перспективы. Отчасти это обусловлено тем, что сегодня такие вложения являются очень ценным источником дефицитного капитала, поскольку другие практически недоступны. «Финансовый кризис — золотое время для ФПИ. Их способность тщательно анализировать бизнес компании, видеть ее перспективы дает им шанс, воспользовавшись финансовыми трудностями предприятия, приобрести значительную часть акций по заниженной цене», — рассказывает специалист инвестиционно-банковского департамента ИГ «АРТ-Капитал» Валерий Добровольский.

ФПИ – это индустрия объемом около $1 трлн активов. По словам директора компании P&S Asset Management Сергея Савчука, планирующей до конца 2009 года привлечь в свой фонд евро5 млн, ФПИ являются важным, а часто единственным источником финансирования быстроразвивающихся организаций, для которых биржа недоступна, а кредиты банков ограничены.

Сейчас в более выгодных условиях оказались ФПИ, работавшие на рынках нескольких государств, а не концентрировавшие всю свою деятельность в одной стране. «С момента начала кризиса мы не покупали новые объекты, хотя постоянно проводили мониторинг, будучи готовыми приобретать активы. Ничего привлекательного мы, увы, не нашли. Похоже, что в настоящее время выгоднее приобретать объекты за рубежом, нежели в Украине. Последняя наша покупка — компания по производству сока в Техасе — Just Made», — отмечает исполнительный директор Международного Фонда Блейзера (The Bleyzer Foundation) Олег Устенко. Впрочем, здесь присутствуют и существенные риски. «ФПИ, специализировавшиеся на Латинской Америке, прогадали с выходом в энергосектор Венесуэлы, поскольку ее президент Уго Чавес все национализировал», — отмечает эксперт.

С другой стороны, динамика последнего года свидетельствует о том, что в глобальном масштабе ФПИ становится все сложнее работать. Главная проблема заключается в том, что частные инвесторы (основной источник средств для данных фондов) стали более острожными. «Многие из них начали переводить свои деньги в низкорисковые активы. Подобное нежелание инвесторов рисковать влечет за собой возникновение сложностей с привлечением ФПИ необходимого инвестиционного ресурса», — говорит Олег Устенко.

По разным оценкам, за I полугодие 2009 года ФПИ смогли собрать в два раза меньше денег, чем за аналогичный период предыдущего. При этом инвестиционный «аппетит» на развивающихся рынках был значительно снижен, а конкуренция за средства фондов многократно возросла. В настоящий момент Украина конкурирует (вернее, чаще всего проигрывает) с Польшей, Чехией, Румынией, Словакией. «В странах Восточной Европы и Балтии на продажу выставлено немало предприятий по достаточно невысоким ценам», —заявляет Валерий Добровольский.

В целом, привлекательность ФПИ для любого государства базируется на том, что они инвестируют на долгосрочной основе. Их деятельность, как правило, имеет минимальный временной горизонт в пять лет.

Можно, но осторожно

Сегодня об интересе ФПИ к Украине можно говорить крайне осторожно и весьма условно. Наша страна ощутила негативное влияние кризиса в большей мере, чем другие, оказавшись уязвимой к оттоку иностранного капитала. Падение экономики, политическая нестабильность и негативные отзывы о государстве в иностранной прессе существенным образом повлияли на доверие к нему инвесторов. «Особенно это коснулось тех из них, которые в недостаточной степени осведомлены о ситуации на рынке в Восточной Европе и только планировали выйти на него. Отечественные же инвесторы знакомы с регионом, имеют долгосрочную перспективу и, наоборот, стремятся использовать открывающиеся возможности», — поясняет соуправляющий партнер компании Horizon Capital Наталия Яресько.

Многие инвесторы уже узнают об Украине не только посредством прочтения публикаций в прессе. «Они ищут возможности войти в интересный для них бизнес на разумных условиях: кризис способствует возврату здравого смысла в оценке его стоимости», — добавляет Сергей Савчук.

Однако руководитель инвестиционного отдела КУА «Бонум Груп» Александр Спасиченко отмечает невысокую активность ФПИ: «Она, скорее, является точечной. Создается впечатление, что при отсутствии возможности быстрого заработка на традиционных украинских рынках (недвижимость, ретейл) инвесторы оказываются в замешательстве, пытаясь найти новую инвестиционную идею».

По словам г-на Добровольского, в 2009 году фонды практически не входили в украинские проекты. К немногочисленным приобретениям в то время, когда уже было ясно, что приближается кризис, можно отнести пополнение в октябре 2008-го портфеля Horizon Capital инвестицией в компанию «Евротек» на сумму $15 млн.

Желание войти в долю

Примечательно, что именно в условиях коллапса в нашей стране стали открываться новые фонды, в том числе с привлечением национального капитала. Об этом заявили такие инвестиционные компании: «Конкорд Капитал» (фонд на $10 млн для четырех старт-ап проектов), «Тект» (500 млн грн.), «Ринако-Прогресс» (50 млн грн.).

Иностранные фонды также имеют средства для инвестирования. Так, Horizon Capital еще до начала кризиса, в 2008 году, привлек в новый фонд Emerging Europe Growth Fund II $390 млн (при этом планировалось лишь $300 млн). Европейский банк реконструкции и развития (ЕБРР) также может выступать в качестве инвестора. В 2009-м он планирует выделить украинским финучреждениям евро500 млн, которые могут быть вложены и путем вхождения в акционерный капитал.

О намерениях вложений в размере евро615 млн сообщил и фонд PPF Partners («СП» чешской группы PPF и итальянского концерна Generali для инвестиций в страны Центральной и Восточной Европы). В Украине он намерен вкладывать деньги в медиапроекты — кабельное телевидение и ТВ-каналы.

Самыми прогнозируемыми ФПИ можно считать институциональных инвесторов, например ЕБРР, который намерен вкладывать деньги в банковский сектор (уже выдан кредит «Мегабанку»), энергетику, АПК, транспортную инфраструктуру и т. д. Следует упомянуть и о Международной финансовой корпорации (дочерняя структура Мирового банка), которая в 2010-м планирует увеличить объем инвестирования в Украину с $200 до $500 млн. Эти средства будут выдаваться частным компаниям в финансовой сфере, секторах АПК и энергосбережения. Кроме того, в корпорации допускают софинансирование структуры по управлению проблемными активами и вхождение в капитал нескольких украинских финучреждений.

Интересно, что выход на рынок ФПИ национального капитала можно считать новшеством. «Сегодня фонды, ориентированные на внутренний инвестиционный ресурс, практически отсутствуют или же существуют в виде фонда одного инвестора, который сумел выйти в наличность перед кризисом. Это можно сказать о бывших владельцах целого ряда крупных банков, проданных в 2006–2008 годах», — отмечает Валерий Добровольский.

Причину этого Сергей Савчук видит в том, что на фондовом рынке и в сфере недвижимости «лопнули пузыри». На этом фоне партнерство в понятном и эффективном бизнесе может выглядеть разумной альтернативой для многих отечественных инвесторов. С другой стороны, самые крупные ФПИ, работающие в Украине, имеют иностранное происхождение и капитал, преимущественно, из США и России. «Их единицы, но они присутствуют в нашей стране уже, как минимум, несколько лет», — утверждает эксперт.

Способствовать привлечению национального капитала в ФПИ будут и поправки в закон об институтах совместного инвестирования, согласно которым физические лица могут вкладывать в венчурные фонды при условии, что размер вклада превышает 1,5 тыс. минимальных зарплат (это приближает объем инвестиций к уровню в 1 млн грн.). Такие изменения расширяют возможности инвестиционных фондов привлекать внутренние ресурсы, которые «зависли» у населения.

Влияние кризиса

В нем эксперты видят даже определенные преимущества. По мнению Наталии Яресько, происходит значительное повышение качества потенциальных сделок. «Лидеры рынка, ранее привлекавшие капитал только в виде кредитов, проявляют готовность к совместному контролю. К тому же, стоимость компаний уменьшается и становится более реальной», — отмечает эксперт.

Критерии принятия решений об инвестировании существенно не изменились. Они принимаются, исходя из привлекательности сектора и предприятия, цены актива и потенциала роста. «Мы должны видеть, что у компании есть стратегия, способная вывести ее в лидеры, управленческая команда, которая сможет ее воплотить. Важной остается также прозрачность деятельности организации, применение стандартов корпоративного управления, включая независимый международный аудит», — поясняет г-жа Яресько.

В нынешних условиях фонды проводят мониторинг рынка и ожидают достижения ценового «дна» — уровня, который наблюдался до скачкообразного повышения стоимости активов в 2005–2006 годах.

Произошла коррекция и в отраслевых принципах, характере активов. Если до кризиса ФПИ интересовались быстрорастущими секторами: розничной торговлей, IT- и телекоммуникациями, недвижимостью, пищевой промышленностью, производством стройматериалов, сельским хозяйством, то сейчас — проектами в сфере энергосбережения, импортозамещения, IT-аутсорсинга, перегрузочных мощностей (порты), т. е. теми, которые способны обеспечить стабильный уровень продаж и в меньшей мере подвержены цикличности экономики.

Не особо привлекают инвесторов проблемные активы. «Мы не ищем «distressed companies» (находящиеся в предбанкротном состоянии), но это не значит, что наши портфельные компании не воспользуются ситуацией для консолидации своей доли рынка путем приобретения проблемных предприятий», — уточняет Наталия Яресько. По оценкам Олега Устенко, если в Украину и станут заходить новые фонды, их усилия будут направлены именно на приобретение проблемных активов в определенных отраслях экономики.

Однако, например, компания «Тект» заявила о том, что ей интересны активы со стабильной операционной деятельностью, которые не могут успешно развиваться из-за высокой долговой нагрузки. «В условиях кризиса активнее всего действуют фонды, ориентированные на покупку устоявшихся компаний с большими дисконтами к их справедливой оценке. Это практически беспроигрышный способ быстро заработать. Правда, таких активов оказалось не очень много, в первую очередь, из-за нежелания собственников дешево продавать до недавнего времени вполне успешные предприятия», — говорит эксперт.

Цифры прямого инвестирования

По словам Олега Устенко, ФПИ традиционно инвестируют на пять–десять лет. Даже в период кризиса данный горизонт практически не изменился и вряд ли уменьшится в дальнейшем. Это стало одной из проблем, которые препятствуют притоку средств инвесторов в фонды, поскольку данный срок ограничивает возможности быстрого выхода. «Наш новый фонд предусматривает пятилетний инвестиционный период с последующими пятью годами для выхода из инвестиций», — уточняет Наталия Яресько.

Объем инвестирования зависит не только от цены самого актива, но и от размера фонда. В связи со снижением стоимости первого, порог инвестирования может быть немного снижен. Мелкие игроки ищут объекты в $1 млн, а более крупные — в $5–10 млн и выше. Со своей стороны г-жа Яресько утверждает, что размер вложений ее фонда при приобретении одного предприятия будет составлять $15–40 млн. В компании «Тект» делают ставку на проекты ценой $2–10 млн.

Если до кризиса речь шла о доходности в 30–100 %, то сейчас, после падения стоимости активов и переоценки портфелей ФПИ, о прибыли говорить не приходится. Кроме того, деятельность фонда носит долгосрочный характер, и эффективность его работы можно оценить лишь за сравнительно длительный период времени (как минимум, три года). Здесь в более выгодной позиции оказываются новые фонды, у которых портфели (из-за их отсутствия) не проходили процедуру переоценки. По крайней мере, оценочная доходность закрытого фонда проблемных активов компании «Тект» превышает 45 % годовых в периоде четырех лет, а целевая доходность — 100 %.

В целом, несмотря на все макроэкономические трудности в Украине, перспективы ФПИ являются благоприятными. «Кризис обострил проблему дефицита долгосрочного капитала для бизнеса, особенно для малых компаний. Многие предприниматели все больше осознают, что без его надежного источника их фирма не сможет развиваться настолько быстро и качественно, чтобы оставаться успешной и конкурентоспособной в долгосрочной перспективе», — подчеркивает Сергей Савчук.

Впрочем, ажиотаж в связи с появлением в нашей стране новых фондов эксперты не прогнозируют. «Свою деятельность будут продолжать те, кто уже присутствует на рынке. Они на «корабле», а сойти с него в открытом море невозможно. Необходимо время для того, чтобы развить бизнес, и уже потом осуществлять выход из соответствующих инвестиционных позиций», — резюмирует г-н Устенко.

 

 

 

© 2017 ООО «МЕДИА-ПРО». Все права защищены. Украина, 02660, г. Киев, ул. М.Расковой 11, корпус А, 6 этаж