Проект видавничого дому «МЕДІА-ПРО»
Инвестфонды собираются «гарантировать» | director.com.ua

Инвестфонды собираются «гарантировать»

Автор статьи: 

Юрий ГРИГОРЕНКО

Заглавное изображение: 

Нацкомиссия по ценным бумагам и фондовому рынку разработала законопроект для гарантирования вкладов в компании по управлению активами. Сумма возмещения при прочих равных условиях составит 20 тыс. грн., что значительно меньше гарантий по банковским депозитам (150 тыс. грн.). Эксперты отмечают, что данная инициатива малоэффективна для мотивации инвесторов и станет лишь финансовым бременем для и так низкоприбыльных инвестфондов

Гарантии для КУА

Законопроект, разработанный Нацкомиссией по ценным бумагам и фондовому рынку, призван по принципу Фонда гарантирования вкладов физлиц в банках (сумма возмещения 150 тыс. грн.) предоставить гарантии сохранности инвестиций для вкладчиков компаний по управлению активами (КУА). Участниками нового фонда должны стать торговцы ценными бумагами, КУА, осуществляющие управление активами паевых инвестиционных фондов, и корпоративные инвестфонды.

Максимальная сумма гарантированной выплаты — 20 тыс. грн., однако выплачиваются они по каждой инвестиции, которую инвестор не сможет вернуть. Проектом предусматривается, что в будущем данная сумма может быть увеличена, если в фонде накопится достаточно средств.

По словам экономиста ИГ «АРТ КАПИТАЛ» Олега Иванца, идея создания такого фонда довольно непоследовательная и странная, если отталкиваться от существующих реалий. «Активы фондов (исключая «карманные») тают на глазах, их популярность близится к нулю. И это вполне объяснимо, поскольку существующее регулирование значительно ограничивает возможности таких фондов по формированию доходности, но, в то же время, не защищает клиентов от махинаций. Создавать подобный фонд имеет смысл, когда созданы условия для развития публичных инвестфондов. К тому же, есть риски, что на поддержку его работы будут уходить все привлеченные им средства», — подчеркивает эксперт.

Такая инициатива не является распространенной мировой практикой, и ее реализация пока находится под вопросом. «Проблема заключается в самой идее создания фонда, ведь это отвлечет у КУА определенные ресурсы, но никакого эффекта на объемы привлечения в фонды не окажет», — отмечает управляющий директор КУА «Драгон Эсет Менеджмент» Андрей Золотухин.

«Подобная инициатива несет дополнительные затраты для КУА, что при сегодняшней ситуации на фондовом рынке весьма несвоевременно. У его крупных участников эти отчисления не должны вызвать затруднения, но у мелких могут возникнуть дополнительные финансовые проблемы. Кроме того, КУА и так формирует резервный фонд. В Украине, в первую очередь, нужно заняться усовершенствованием и заполнением пробелов в законодательстве, регулирующем фондовый рынок, институты совместного инвестирования, права акционеров и т. д., а потом уже приниматься за формирование фонда гарантирования инвестиций. Именно с помощью улучшения законодательства можно сократить количество ситуаций, когда средства из фонда будут необходимы для компенсаций инвесторам», — утверждает руководитель отдела маркетинга ПАО «Кинто» Виталий Дышловый.

С другой стороны, по мнению генерального директора инвесткомпании Concorde Asset Management Ростислава Седлачека, особых сложностей для КУА внедрение механизма защиты инвесторов не несет. Впрочем, эксперт отмечает некоторые возможные сложности механизма. «Инвестиционный рынок имеет свои особенности, по сравнению, скажем, с сегментом банковских депозитов.

В случае с банковским депозитом единственное измерение рисков — финансовое состояние собственно самого банка. Риски для вкладчиков возникают, только если сам банк идет ко дну. То есть речь идет об однозначном и фактически подтвержденном событии — введении временной администрации и ликвидации финучреждения.

В случае с фондом гарантирования вкладов инвесторов происходит попытка покрыть рыночные риски, имеющие очень широкую шкалу: от временной «сезонной» просадки рынка до финансового кризиса. Как на практике, так и в законодательстве, набирает обороты тема специализированных фондов: одни будут направлены на более рискованные стратегии, другие, наоборот, — работать лишь с минимальными рисками. Отсюда возникает логичный вопрос: как выводить формулу определения риска? Если брать за основу процент от падения, тогда для одних инвестфондов она будет работать как ненужное ограничение (фонд может просесть на 50 %, но впоследствии вырасти на 100 %), для других — как неадекватная мера (например, для фондов денежного рынка).

Если риском считать лишь факт невозврата инвестиции, то возникает следующий вопрос: как быть с предусмотренной в текущем законодательстве возможностью производить расчеты с инвесторами собственно активами фондов — ценными бумагами. Сама по себе эта норма — правильный способ диалога с инвестором, ввиду того что некоторые ценные бумаги имеют однозначную перспективу на срок, превышающий срок существования фонда, и у инвестора всегда должно быть право выбора. Проблему, которая может быть вызвана этим фондом, можно определить как проблему ограничения права выбора инвестора. Решением могло бы стать его опциональное обращение в Фонд гарантирования вкладов (если он не согласен с тем, чтобы получать расчет активами), а также корректное формирование формулы риска в зависимости от типа фонда.

КУА ждут затраты

Принятие законопроекта несет дополнительную финансовую нагрузку для КУА. Это социально ответственный, но, к сожалению, не настолько прибыльный бизнес, чтобы у компаний была возможность подобного рода выплаты нести за собственный счет. Данные затраты все равно будут включены в стоимость услуг КУА, что вызовет уменьшение конкурентной способности услуг КУА по фондам по отношению к другим способам инвестирования. Правда, сама идея, как направление развития законодательства по ИСИ, очень правильная. Важно, чтобы она не была «похоронена» вместе с другими замечательными, но не работающими идеями.

Вместе с тем, г-н Золотухин считает, что вопрос больше не в том, будут ли обременительными такие отчисления (ведь они, в конечном итоге, все равно лягут на плечи тех же инвесторов), а в том, что будет этим фондом гарантироваться.

Если он будет защищать от риска контрагента, как Фонд гарантирования по депозитам (т. е. от риска того, что организация нарушит свои договорные обязательства и сделает что-то противозаконное), то смысл в данном фонде есть.

Если же он будет защищать от рыночного риска (т. е. от того, что стоимость инвестиции может уменьшиться), то никакого смысла в нем нет.

Выше среднего

С учетом снижения показателей чистых активов КУА за последние месяцы, сумма, предложенная в законопроекте, не перекрывает средний размер взноса в КУА. «Сегодня средняя сумма инвестиций в отдельно взятый фонд намного больше 20 тыс. грн., что уж говорить о среднем уровне инвестиций во все фонды, которые находятся в управлении одной КУА», — акцентирует внимание Андрей Золотухин.

Многие эксперты также считают, что сумма, предложенная в законопроекте, занижена. Инвесторы в среднем приносят гораздо больше. Однако увеличение этой цифры еще больше повысит финансовое давление на компании, делающие взносы, что впоследствии ляжет на плечи инвесторов в виде более высоких комиссий. А разложить деньги в рамках гарантируемой суммы по нескольким КУА достаточно сложно из-за небольшого количества надежных КУА с качественным управлением активами. Также нужно понимать, что в инвестиционные фонды люди не приносят последнее и, как правило, осознают возможные риски, «застраховаться» от которых все равно не получится.

«Наши рекомендации для инвесторов — не менее 10 тыс. грн., но средняя сумма взноса все-таки значительно выше — 50 тыс. Дело в том, что существенный результат стартует именно с такой отметки. Это скорее символическая сумма, которая, впрочем, не так легко может быть увеличена. Не следует забывать о том, что фонд будет финансироваться за счет взносов самих КУА. Решением данного вопроса могла бы быть бóльшая, чем это предусмотрено законопроектом, инвестиционная составляющая дохода. Кроме того, государство совершенно спокойно могло бы включиться в финансирование фонда, поскольку это вопрос популяризации фондового рынка среди населения, причем развития рынка институтов совместного инвестирования — фондов, которыми руководят профессиональные управляющие и которые являются главными донорами экономики во всех финансово развитых странах», — рассказывает Ростислав Седлачек.

Мотивация вкладчиков

Вместе с тем, эксперты сомневаются в том, что внедрение данного механизма будет стимулировать инвесторов к внесению средств в КУА. Возможно, это заинтересует только тех инвесторов, которые пробуют вкладывать небольшие суммы. Для опытных или крупных это нововведение будет незначительным и не станет решающим при выборе инструмента для вложений.

Главный мотиватор для вкладчиков — высокая доходность и низкий риск. «Для сравнения можно взять пример Европы, где фонды весьма популярны, потому что имеют возможность вкладывать в высокодоходные проекты. При этом есть четкие механизмы контроля. В Украине подобные фонды работают лишь в сфере строительства, однако после ряда неудачных примеров, а также в связи со слабостью рынка недвижимости, они не вызывают особый интерес. Необходимо, чтобы такие фонды могли финансировать строительство электростанций, транспортных путей (эксплуатация которых будет проходить на платной основе).

«Многое зависит и от эффективности работы самого механизма. Если он окажется неэффективным, это оттолкнет среднестатистического инвестора. В случае положительного результата мы первыми запишемся в плательщики данного фонда, поскольку это будет движением в правильном направлении», — подчеркивает г-н Седлачек.

Проблема также может заключаться в неликвидном фондовом рынке, существующем в Украине сегодня, — дополнительной мотивации такой механизм не создаст. Но, что он точно сделает, так это значительно повысит стоимость финансовых услуг для конечного пользователя — инвестора, которого в нашей стране и так непросто найти.

 

 

 

© 2017 ООО «МЕДИА-ПРО». Все права защищены. Украина, 02660, г. Киев, ул. М.Расковой 11, корпус А, 6 этаж