Проект видавничого дому «МЕДІА-ПРО»
Эпицентр высоких технологий | director.com.ua

Эпицентр высоких технологий

Автор статьи: 

Алексей ГОШ

Заглавное изображение: 

«Каждая новая идея особенно хороша, если она обращена в звонкую монету», — говорил небезызвестный герой одной из популярных комедий советского периода. Данное утверждение не будет казаться столь циничным, если учесть историю создания Силиконовой долины, где высокотехнологичные идеи при финансовой поддержке смогли не только оказаться в авангарде технического прогресса, но и дать мощный импульс деловой активности и дальнейшему развитию экономики страны

От кремния до силикона

Любопытно, что название, данное крупнейшему мировому технологическому парку нашими соотечественниками, является ошибочным и основывается на неверном переводе английского слова «silicon». На самом деле, оно не имеет никакого отношения к веществу, известному благодаря широкому использованию в эстетической хирургии, а обозначает полупроводник «кремний», применяемый при высокотехнологических разработках. Эту ошибку допускают иногда и в самой Америке, хотя там существует «настоящая» Силиконовая долина (Silicone Valley), как именуют Долину Сан-Фернандо — плацдарм американской порноиндустрии. Мы же коснемся феномена другого «силиконового» региона, оставив привычное для отечественного читателя название.

Такое «имя» данная местность получила благодаря статье журналиста Дона Хефлера, опубликованной в американском еженедельнике Electronic News 11 января 1971 года.

Сегодня Силиконовая долина географически включает в себя урбанизированную северную часть долины Санта-Клара и примыкающие к ней с северо-запада районы полуострова Сан-Франциско и с северо-востока восточный берег залива Сан-Франциско. Столицей технологического парка неофициально считается город Сан-Хосе. Именно это место десятки лет связывают с последними хайтек-разработками, смелыми бизнес-экспериментами и прогрессивной научной мыслью. Сочетание концентрации деловой активности с деятельностью крупнейших исследовательских центров при мощной финансовой поддержке инвесторов сделало долину идеальным местом для коммерческого успеха, реализации даже самых невероятных проектов. Именно здесь сосредоточены объекты электронной и компьютерной индустрии, научно-исследовательские и образовательные центры, высококлассные IT-специалисты и венчурные фирмы, которые не боятся инвестировать в сферу высоких технологий.

Первопроходцы

Началом истории Силиконовой долины можно считать 1891 год, когда вблизи городка Пало-Альто, согласно завещанию крупного землевладельца Лиленда Стэнфорда, был открыт Стэнфордский университет. До конца 30-х годов прошлого века в этом районе размещались предприятия, обслуживающие ВМС США. Позже территории использовались NASA для исследований в области аэронавтики. Именно спрос на новые технологии, возникший благодаря военному ведомству во время и после Второй мировой войны, дал первый импульс для активной инновационной деятельности в научных центрах.

Переломным этапом в развитии региона стало основание Стэнфордского индустриального парка. Этому способствовало несколько факторов, в частности, ощутимая нехватка финансовых средств. Чтобы восполнить пробел, было принято решение сдавать за небольшую плату в долгосрочную аренду свободные земельные участки университета (около 3 тыс. га) компаниям, занимавшимся технологическими разработками. Согласно завещанию основателя университета, эти земли не могли быть проданы.

Данная инициатива имела и другие положительные стороны, в числе которых — новые рабочие места для выпускников учебного заведения.

Создателем новаторской концепции и ее первоначальным реализатором стал декан инженерного факультета Стэнфордского университета Фредерик Терман. Он положил начало открытию в 1946 году Стэнфордского исследовательского центра, а спустя пять лет — Стэнфордского индустриального парка.

Терман также помог двум своим студентам Биллу Хьюлетту и Дейву Паккарду начать свой бизнес. Впоследствии компания Hewlett-Packard первой открыла свой офис на территории университета. В скором времени ее примеру последовали Eastman Kodak, General Electric, Shockley Semiconductor Laboratory и Lockheed.

Важным этапом в дальнейшем развитии инновационного центра стало принятие Стэнфордом в 1954-м программы кооперативного сотрудничества, которая позволила студентам и аспирантам университета сочетать учебу с работой в местных компаниях. Последние при этом были обязаны оплачивать университету время отсутствия студентов по двойному тарифу. Это оказалось выгодным и для университета, и для частного бизнеса.

В конце 50-х начали вырисовываться контуры будущего технологического парка. Успешному развитию деловой активности в регионе способствовали многие обстоятельства, среди которых — наличие свободных территорий с мягким климатом, квалифицированных кадров, мощных исследовательских центров. Не хватало лишь одной составляющей — денег, поскольку активное развитие предпринимательства требовало стабильного финансирования.

Однако в 1958 году в США был принят закон о финансировании малого бизнеса, официально позволивший Ассоциации малого бизнеса лицензировать небольшие частные инвестиционные компании. Кроме того, малому бизнесу был открыт доступ к средствам федерального бюджета.

Целевой аудиторией малых инвестиционных компаний стали именно предприниматели: их фонды оказывали поддержку прогрессивным идеям в начинающем бизнесе, чего недоставало «первопоселенцам» Силиконовой долины. Лишенные необходимости проходить длительные формальные процедуры, новые бизнесмены получили легкий доступ к финансовым ресурсам.

В начале 60-х годов XX века начали работу первые венчурные фонды, увидевшие перспективность высокотехнологических разработок и готовые к рискованным вложениям. Несмотря на то, что риск действительно был весьма велик: три из десяти компаний заканчивали свою деятельность банкротством — финансовый плацдарм стал стремительно расширяться. Иногда решительная поддержка инновационных проектов, выражавшаяся не только в финансировании, но и в продвижении, окупалась сторицей: успех одного из десятка финансируемых предприятий мог полностью восполнить затраты от менее удачных вложений.

Постепенно венчурные фонды, выраставшие вместе со своими успешными проектами, становились таким же символом Силиконовой долины, как и сами высокотехнологичные организации. В качестве примера можно привести компании Kleiner Perkins Caufield & Byers и Sequoia Capital, вышедшие на рынок hi-tech в начале 70-х. Уже к концу десятилетия объем инвестиций венчурных фондов в Стэнфордский индустриальный парк составил $750 млн. Значительные вложения ознаменовали лишь начало их деятельности, пик которой пришелся на 80-е, когда на рынке появились такие гранды, как Digital Equipment Corporation, Apple Inc. и Intel. В течение нескольких лет количество небольших инвестиционных фондов увеличилось в десятки раз и достигло 650.

Венчурные компании стали последней составляющей успеха Силиконовой долины, дополнив ее смелые новаторские идеи, талант и знания, а также послужили крепкой опорой ее финансового благополучия.

Долина, чудная долина…

Едва ли «отцы-основатели» Силиконовой долины могли предвидеть столь быстрое и масштабное развитие своего детища. Сегодня данная территория входит в тройку крупнейших технологических парков США, наряду с Нью-Йорком и Вашингтоном. По разным оценкам, здесь трудятся 300–350 тыс. специалистов IТ-отрасли.

Переоценить значимость Силиконовой долины для экономики США очень сложно, поскольку около 4000 компаний, работающих на ее территории, ежегодно получают доход в $500 млрд. Треть всех венчурных вложений в стране приходится именно на этот регион. В 2000 году инвестиционные фонды вложили в новые компании Стэнфордского парка около $17 млрд. Не обделен вниманием финансовых институтов и одноименный университет. В этот же период на исследовательские цели Стэнфорда было выделено $660 млн.

Неудивительно, что за время своего развития Силиконовая долина приобрела множество ярких эпитетов. В частности, ее нередко называют Долиной миллионеров — за большую концентрацию людей с высоким достатком, а также Долиной чудес — за несхожесть с другими регионами страны.

Кроме того, эта территория обладает чрезвычайно развитой инфраструктурой, включающей в себя электростанцию на 49 мегаватт, две отдельные системы водоснабжения, три дамбы и озера, 100 миль водопроводов, отопительную и холодильную станцию, высоковольтную распределительную систему и почту, а также собственные пожарную и полицейскую службы; три аэропорта и две федеральные дороги, расположенные поблизости, являются частью крупной транспортной сети.

На этом список интересных фактов об инновационной Мекке не заканчивается:
•из 2,5 млн человек, проживающих в Долине, 34 % не являются уроженцами США;
•43 % населения имеют как минимум одно высшее образование;
•средняя зарплата в Силиконовой долине более чем вдвое превышает общеамериканский показатель;
•самыми популярными для инвестиций оказались коммуникации и сетевые технологии (36 % всех вложенных средств) и программное обеспечение (21 %), согласно данным 2001 года.

Причины успеха

В чем же причина невиданного успеха Силиконовой долины? Дать ответ на этот вопрос не раз пытались многие эксперты в области бизнеса. Иногда звучали даже самые неожиданные предположения. К ведущим факторам относили благоприятный калифорнийский климат, особое мировоззрение либерального Запада, чрезвычайную работоспособность проживающих здесь людей.

Но все перечисленные преимущества не могут претендовать на роль основополагающих. Более того, Стэнфордский индустриальный парк не являлся уникальным творением. В разное время подобные зоны были созданы в Бостоне, Сиэтле и Техасе, причем первая из них также имела в своем распоряжении крупные исследовательские центры — Гарвард и Массачусетс-кий технологический институт, и могла похвастаться взращенными грандами, в числе которых были Digital Equipment Corporation и Data General. После расцвета в 1990-х Route 128 (название бостонского высокотехнологического района) в новом тысячелетии он стал быстро сдавать позиции.

После небывалого успеха Стэнфордского парка повторить его пытались в разных странах Европы и Азии. На высокотехнологические разработки выделялись огромные финансовые ресурсы, включая государственные субсидии. Но повторить или даже приблизиться к «калифорнийскому чуду» никому пока не удалось. Профессор, нобелевский лауреат по экономике Гэри Беккер, долго изучавший феномен Силиконовой долины, пытаясь объяснить его, утверждал, что для развития динамичных промышленных групп требуется гибкое экономическое окружение, а не государственная промышленная программа.

Несомненно, свою роль сыграл еще ряд факторов: удачное время возникновения идеи, ее новаторский характер, сопутствующие изменения в законодательстве, финансовая поддержка даже самых смелых инициатив, неиссякаемый источник образованных кадров, постоянная конкуренция интеллектов и капиталов. Вновь создать что-то подобное весьма сложно, поэтому смелым новаторам следует искать свои пути к успеху.

 

 

 

© 2017 ООО «МЕДИА-ПРО». Все права защищены. Украина, 02660, г. Киев, ул. М.Расковой 11, корпус А, 6 этаж