Проект видавничого дому «МЕДІА-ПРО»
Краткая теория кризиса | director.com.ua

Краткая теория кризиса

Автор статьи: 

Владимир СТУС,
руководитель группы аналитики и прогнозирования
Центра стратегических инициатив

Заглавное изображение: 

Поскольку кризис прогнозировался задолго до его начала, сейчас, перед выходом западного кризиса за преимущественно экономические рамки, хотелось бы доступным языком обобщить и систематизировать все, изложенное ранее. Речь пойдет о причинах кризиса, деталях развития и сроках его начала и завершения для разных регионов мира

Причины

Как изучать кризис? Ведь сколько людей — столько мнений, причем каждый считает свое самым правильным. Чтобы хоть немного уйти от экспертного субъективизма, нужно подойти к рассмотрению вопроса с научной точки зрения — тот взгляд, та интерпретация является более верной, которая максимально точно, детально и на больший срок прогнозирует кризис. Прогноз выполняет функцию эксперимента, поскольку кризис имеет объективные причины. При этом управленческие ошибки (и прошлые, и будущие) как его причина не отрицаются, однако они способны лишь обострить его течение, так же, как и полное отсутствие управленческих просчетов способно было только отсрочить начало кризиса и смягчить его протекание, но не отменить. Слишком масштабные и длительные процессы стали причиной коллапса, чтобы ими можно было управлять даже на межгосударственном уровне. Объективные причины позволяют успешно прогнозировать детали протекания не на экспертной, а на естественно-научной основе.

Вопрос о причинах кризиса является сложным для понимания, поскольку простые тезисы, не соответствующие привычным стереотипам, зачастую понять труднее, чем сложные. Но иначе мы рискуем утонуть в море частных причин отраслевого плана. Кризис имеет цивилизационные причины.

Это значит, что экономические, социальные, культурные, демографические, военные, геополитические, технологические причины не самодостаточны, а представляют собой отраслевые следствия цивилизационных причин. То, что пока рассматриваются лишь факторы экономического плана, — временное явление. С выходом западного кризиса за преимущественно экономические рамки такой «экономоцентризм» пройдет. В связи с тем что кризис является цивилизационным, анализировать его и, самое главное, делать прогнозы с заранее известной точностью может только цивилизационный анализ.

Цивилизационная причина кризиса — переход от быстрого интенсивного развития технологической цивилизации фазы Модерна к медленному адаптивному развитию эпохи цивилизационной фазы Постмодерна. По сути, это инерционный кризис, связанный с перенастройкой технологической цивилизации при переходе от одного типа развития к другому. Казалось бы, ничего необычного в нем нет — аналогичные ситуации в истории случались неоднократно. Однако специфика нынешнего кризиса заключается в том, что внешние условия в очень малой мере позволяют компенсировать снижение темпов интенсивного развития быстрыми темпами экстенсивного развития за счет освоения новых пространств. А это уже ситуация, близкая к уникальной. Во всяком случае, в истории с начала христианской цивилизации, а затем западной, начиная, по меньшей мере, с эпохи Крестовых походов, такой специфики не было. Понятно, что подобные неблагоприятные внешние условия обострят протекание кризиса, увеличат его временные рамки для наиболее пострадавших стран в сравнении с аналогичными кризисами в историческом прошлом. Все остальные обстоятельства, в том числе глобальный рост необеспеченной эмиссии и задолженности, являются отраслевым следствием вышеизложенной цивилизационной причины.

Постсоветское пространство

Замедление темпов научно-технологического и культурного развития является единой цивилизационной причиной кризиса и постсоветского пространства, и современного западного мира, и пока еще сравнительно быстро развивающихся стран.

То, что СССР распался первым, объясняется его изначальной ориентированностью на более высокие темпы научно-технологического развития, чем западные государства. Распад СССР и закат Запада — процессы одного порядка. По форме кризис, в преддверии которого находится Запад, да и вся планета в целом, будет более острой, глобальной и продолжительной версией коллапса постсоветского пространства.

Хронология кризиса тоже пока не очевидна, поскольку одни страны уже десятилетиями находятся в своей фазе кризиса, другие стоят на пороге начала активной его фазы, у третьих такая перспектива лишь обозначилась на горизонте, а до четвертых он вообще не дойдет. В трех постсоветских странах — России, Украине и Беларуси — кризис начался не в 2008-м, а в 1990 году. Однако, с одной стороны, он был смягчен Западом, а с другой — его развитие позволило отсрочить кризис самого Запада лет на десять, как минимум. Собственная же фаза кризиса постсоветского пространства завершится в начале 20-х годов. Без учета внешнего воздействия, украинский завершится в начале 20-х годов!

В современных западных государствах цивилизационный кризис еще не начинался. То, что мы наблюдаем с 2008 года, — лишь экономическая прелюдия к нему. Он начнется с выходом кризиса за преимущественно экономические рамки. Произойдет это в ближайшие два года. Точнее сказать нельзя, поскольку это частично управляемый параметр и прогнозировать можно лишь его предельное значение. Завершится фаза кризиса для Запада в I половине 40-х годов. После выхода его за преимущественно экономические рамки в начале цивилизационного кризиса для Запада, пока еще быстро развивающиеся страны не смогут удерживать высокие темпы роста и в течение двух–трех лет также войдут в свою фазу цивилизационного кризиса. И наконец, до ряда отдаленных государств с традиционной экономикой кризис просто не дойдет. Исключение составят две полярные группы стран. Первой станет очень небольшая группа государств, которые будут выполнять функцию убежища в бушующем море цивилизационной смуты. Образно говоря, это пузыри, которые не лопнут. На них кризис окажет более мягкое воздействие. Во вторую группу войдут страны, наиболее пострадавшие в результате него. Вероятно, они распадутся и станут полем боя не только в переносном, но и в прямом значении. Данные территории после кризиса погрузятся в глубокую и продолжительную депрессию, из которой многие не выйдут и к середине следующего, XXII века.

Но сколько лет можно говорить всего лишь о кризисе? Цивилизационный кризис такой продолжительности и остроты — это уже Смутное время! Его ближайший исторический аналог — Тридцатилетняя война I половины XVII века. Поэтому сравнивать этот пока еще кризис с любыми другими после середины XVII века неправильно. Особенно некорректно сравнение с Великой депрессией, которая находится в противофазе с современными событиями и была инерционным кризисом ускорения. Точно так же не корректно называть предстоящую Вторую тридцатилетнюю войну Третьей мировой. Глобализация уже завершилась, но пока это не для всех очевидно. В ближайшие 50, а по некоторым регионам и 150 лет, будет развиваться процесс, противоположный глобализации, — регионализация. О резком научно-технологическом скачке и перспективе нового технологического уклада можно забыть: в скором времени многим покажется, что научно-технологический прогресс практически остановился. С выходом кризиса за преимущественно экономические рамки западная наука начнет распадаться так же, как и постсоветская. Глобального экологического кризиса не будет, экологические вопросы вообще отойдут на второй план. Темпы роста населения планеты будут гораздо меньшими, чем принято полагать сейчас.

Цивилизационный анализ на основе Модели развития технологической цивилизации позволяет заранее и достаточно детально определить культурные, военные, социальные, экономические, демографические детали как Второй тридцатилетней войны, так и последующих десятилетий. Уже сейчас можно назвать не только противостоящие стороны, но и частично победителей, поскольку победа определяется, прежде всего, внешними условиями. Перспективы Украины весьма неплохие, но только в том случае, если ей, с одной стороны, удастся сохранить нейтралитет и дистанцироваться от грядущих мировых разборок, а с другой — отразить попытки России установить контроль над нашей страной. Если Украине это удастся, то в среднесрочной перспективе она станет тем самым убежищем в бушующем шторме Второй тридцатилетней войны.

Рейтинг привлекательности

В заключение представим рейтинг комплексной сверхдолгосрочной привлекательности стран и регионов.

При его составлении учитывались экономические, социальные, геополитические, демографические, военные, технологические факторы, факторы собственного цивилизационного развития, а также уровень благоприятствования внешней среды относительно достигнутого технологического уровня. Рейтинг отражает не уровень текущего благополучия государства, а предполагаемую динамику сверхдолгосрочного развития на основе Модели развития технологической цивилизации. Внутри каждого блока страны расположены в алфавитном порядке.

Страны и регионы, в которые стоит инвестировать и/или переезжать:
•Австралия;
•Канада;
•Новая Зеландия;
•Постсоветские европейские страны — Украина, Литва, Латвия;
•Регион северной Европы — Финляндия, Швеция, Норвегия, Исландия;
•Регион Центральной Азии — Казахстан, Монголия, Киргизия;
•Регион Южной Африки — Намибия, Ботсвана;
•Регион Центральной Америки — Коста-Рика, Панама;
•Регион Южной Америки — Аргентина, Чили, Уругвай, Парагвай;
•Регион Восточной Европы — Чехия, Венгрия, Польша и Словакия.

Страны и регионы, из которых имеет смысл выводить активы и уезжать:
•Германия, Бельгия, Австрия, Нидерланды и Люксембург;
•Китай;
•Мексика;
•Нигерия;
•Португалия;
•Россия;
•Регион большого Средиземноморья — все страны, имеющие средиземноморское побережье, за исключением, пожалуй, Словении;
•Регион Южной Азии — Индия, Бангладеш, Пакистан, Иран;
•США;
•Япония.

 

 

 

© 2017 ООО «МЕДИА-ПРО». Все права защищены. Украина, 02660, г. Киев, ул. М.Расковой 11, корпус А, 6 этаж