Проект видавничого дому «МЕДІА-ПРО»
Украина как специализированная страна | director.com.ua

Украина как специализированная страна

Автор статьи: 

Владимир СТУС,
руководитель группы аналитики и прогнозирования
Центра стратегических инициатив

Согласно Модели развития технологической цивилизации в любом историческом промежутке времени все многообразие стран, находящихся примерно на одинаковом технологическом уровне, можно свести к трем типам. В нынешней ситуации, в которой оказалась Украина, к этой Модели стоит присмотреться внимательнее

Структура Модели развития

Итак, для начала стоит разобраться с типами стран в структуре данной Модели развития.

Тип первый. Универсальное государство

В терминологии Арнольда Тойнби, «империя». Это такое государство, которое существовало бы в том же виде, если бы вокруг не было других государств. Это государство выполняет все функции, являясь самодостаточным. При этом универсальные государства не обязательно должны быть большими. Например, европейские национальные державы первой половины XX века формировались как универсальные. Они составляют большинство по количеству. В них проживает абсолютное большинство жителей. Поэтому не только в массовом сознании, но и в общественных науках универсальные государства являются эталоном для сравнения. Однако эталоном иллюзорным и не отражающим реальной цивилизационной картины. Качества, присущие империям, объявляются правильными, теми, к которым все должны стремиться. Приведем некоторые из них, не претендуя на полноту:
1. Наличие национальной идеологии, национальной мечты, государственного исторического мифа, которые поддерживаются национальными школами исторических наук, наличие мифа о собственной богоизбранности или по меньшей мере о моральном и духовном превосходстве.
2. Представление о том, что государство строится, а не формируется, управляется сверху, а не развивается снизу. У такого государства есть иные, зачастую более высокие цели, нежели банальная реализация прав граждан и повышение уровня их благосостояния.
3. Определенная сакральность власти даже при самых светских формах ее организации. Универсальное государство — это всегда нечто большее, чем просто совокупность его жителей. Оно позиционирует себя как венец творения, священная держава, Царство Божье на земле в первом его приближении.
4. Наличие своего собственного информационного пространства.
5. Стремление расширять свою территорию, распространять культуру, господствующую религию или идеологию. Универсальное государство — это полноценный геополитический субъект.

Перечисленные признаки характерны как для небольших универсальных государств, так и для огромных колониальных или континентальных империй. В то же время наличие самодостаточного рынка или своей внутренней системы разделения труда не является обязательным признаком универсального государства.

Второй тип. Удаленное государство

Это государство находится слишком далеко от ближайших империй, чтобы быть завоеванным или мирно присоединенным и в дальнейшем эффективно управляемым из метрополии. В то же время удаленные государства недостаточно велики по количеству населения, чтобы иметь какие-либо перспективы стать империями. Однако на своей территории они выполняют функцию универсальных государств, поскольку больше этого делать просто некому. Отдаленные государства играют по правилам империй. Мало кто из жителей империй вообще там был. Для них отдаленные государства — это экзотика, а не альтернатива. Конкуренция невозможна в принципе, поэтому больших проблем во взаимоотношениях империй и отдаленных государств обычно не возникает. Стереотип отдаленного государства, формируемый империями, — это тропический атолл, государство «Чунга-Чанга», где все по-другому, но только потому, что слишком далеко.

Третий тип. Специализированное государство

Такое государство находится между геополитическими центрами и имеет высокий уровень специализации в региональном или мировом масштабе. Более очевидна специализация в производственной или финансовой сфере, но если «присмотреться», то можно увидеть как принципиальные различия, так и специализацию практически по всем признакам государства, отличающим специализированные страны от универсальных. Образно говоря, разницу между универсальным государством, имеющим свою специализацию в международной системе разделения труда, и специализированным можно сравнить с разницей между любителем, умеющим танцевать, и профессиональной балериной. Балерина несравненно лучше танцует классический репертуар. Но любитель умеет не только танцевать и не только этот ограниченный репертуар. Специализированная страна производит такие продукты и оказывает такие услуги, которые по тем или иным причинам не могут быть произведены в универсальных государствах. Необходимость в таких продуктах/услугах является первой причиной их существования. Вторая причина — невозможность их завоевания. Либо конкурирующие соседние империи не дадут этого сделать, либо завоеванную страну будет сложно контролировать и проблематично ею управлять, поскольку в этом случае она не сможет сохранить свою международную специализацию. Либо же эта специализированная страна является перевозчиком (вроде Финикии или Венеции), и захват ее центра без захвата многочисленных факторий, расположенных по всему миру, ничего не принесет, кроме убытков.

Основы специализированного государства

Специализированные государства функционируют и развиваются по правилам, которые во многом противоположны тем, по которым существуют и развиваются империи. Они формируются не сверху, а снизу — от конкретного человека и общины. За исключением микрогосударств, специализированные более децентрализованы, чем универсальные. Отсутствует не то, чтобы национальная мечта, но даже полноценная, по меркам империй, идеология. Те базовые идеологические принципы, которые существуют, являются фрагментарной альтернативой идеологии соседних универсальных государств. Место мифа о богоизбранности и превосходстве, характерного для универсальных государств, занимает обоснование собственной идентичности и уникальности.

Специализированные государства могут не иметь собственных языков, религий или конфессий, могут иметь разный этнический состав населения с разными культурными и историческими традициями. Поэтому основа их фрагментарной идеологии не в языке или религии, не в культурных или исторических традициях, а в обосновании собственного многообразия внутри страны и собственной идентичности и альтернативности по отношению к соседним геополитическим центрам. Обоснование собственной альтернативной правильности, если хотите. Отсутствие полноценного собственного информационного пространства преодолевается, с одной стороны, усилением провинциализма как части государственного устройства и идеологии. Провинциализма не на уровне регионов и районов, а на уровне сельских общин, небольших городков или изолированных факторий, расположенных в сотнях километров друг от друга. С другой — глобализмом с избирательной ориентацией на весь мир и соседние геополитические центры.

На понимание и закрепление в массовом сознании тонкого баланса между внутренним многообразием и общегосударственной идентичностью, между глубоким провинциализмом и избирательным глобализмом требуются даже не десятилетия, а века. Столетия внутреннего и частично внешнего противостояния, междоусобиц и даже локальных войн. Не меньше времени занимает и выработка направлений специализации. Иногда это происходит спонтанно: например, перенос французскими иммигрантами-гугенотами традиции производства точной механики в Швейцарию или открытие казино в Монако.

Но чаще направления специализации детерминируются природными условиями, к примеру швейцарские сыры. При этом другие направления, не соответствующие выбранной специализации, игнорируются местной культурной и бизнес-традицией. По причине того что местные традиции и специализация вырабатываются довольно долго, они могут эффективно работать веками и даже тысячелетиями. Поэтому все специализированные страны избирательно экстремально консервативны. Яркий тому пример — старейшая республика планеты Сан-Марино. С одной стороны, универсальные государства осознают необходимость специализированных, понимают важность выполняемых ими функций. С другой — специализированные страны, в отличие от отдаленных, являются реальной альтернативой, да еще к тому же расположенной рядом. Не зеркальным отображением в виде другой империи, а реальной альтернативой возведенной в ранг святости идеологии, державной идее миропорядка. Поэтому тезис о неправильности специализированных государств всегда является частью государственной идеологии любого универсального государства. Вследствие этого даже в самые благополучные и политкорректные времена под толстым слоем толерантности всегда возможно разглядеть зависть, раздражение и пренебрежение большинства граждан универсальных государств по отношению к гражданам специализированных.

Принципиальные мифы

Распространенным манипулятивным приемом, используемым идеологами универсальных государств в отношении специализированных, наряду с их неправильностью, является намеренное отождествление специализированных государств с карликовыми. Мол, все специализированные государства — это рудиментарные карлики. На самом же деле специализированное государство может быть достаточно крупным. Например, одно из самых больших по территории государств мира — Канада представляет собой нечто среднее между специализированным государством и отдаленным. Да, это не специализированное государство в чистом виде. Но чем южнее, тем больше проявляется специализированность его провинций и тем меньше их отдаленные качества.

В мирные времена правящая элита соседних геополитических центров осознает бесполезность прямого военного вторжения в специализированные страны.

Во-первых, в лучшем случае удастся лишь установить временный контроль над частью территории специализированной страны, а оставшиеся части будут контролироваться либо неистребимыми партизанами, либо соседними империями, которые неизбежно объединятся в коалицию для противостояния агрессору. Объединятся не потому, что по-другому относятся к специализированной стране, а потому, что это вторжение им невыгодно. Так было и после Швейцарского похода Наполеона, и после Крымского похода Путина.

Во-вторых, присоединив частично или полностью специализированную страну, универсальное государство теряет доступ к ее специализированным товарам и услугам, которые, как быстро становится очевидным, невозможно эффективно производить на территории империи.

В-третьих, присоединив специализированную страну, универсальное государство получает в нагрузку ее «неправильное» население, которое разлагающе действует на основной контингент и изнутри начинает подрывать устои любого универсального государства. Зачастую это не удается исправить никакими карательными методами или многовековой ассимиляцией. Посему универсальные государст­ва вынуждены мириться с существованием специализированных. В отличие от конкурирующей империи, в отношении которой формируется образ империи зла, в отношении специализированных формируется образ мелкой пакости, неправильной альтернативы, которой данное универсальное государство в своей безграничной мудрости милостиво позволяет существовать рядом. С точки зрения универсального государства специализированная страна является государством с ограниченным суверенитетом. Идеальный образ специализированного государства, формируемый империями, — это Монако. Экономика специализированного государства объявляется паразитической, несправедливо наживающейся на слабостях универсального государства в частности и мирового устройства в целом. На таком идеологическом фоне именно правящая элита универсальных государств в наибольшей мере пользуется преимуществами существования специализированных.

Устойчивость к угрозам

В условиях невозможности полного завоевания или мирного присоединения все универсальные государства, как соседние, так и дальние, стремятся распространить свое влияние (экономическое, культурное, религиозное и т. д.) на специализированные страны. При этом для «внутреннего употребления» в империи эти попытки распространения влияния преподносятся как забота о малых и защита близкого по религии, культуре и языку населения. Но распространить свое влияние удается только в одном из регионов специализированной страны, в то время как другие регионы тяготеют к другим, обычно соседним универсальным государствам.

Кроме того, несравненно большие экономические и информационные возможности универсальных государств компенсируются экстремальной избирательной консервативностью и высоким уровнем децентрализации специализированных. Таким образом, специализированное государство балансирует на волнах противоречий между империями и их заинтересованности в специализированных товарах и услугах. В спокойные времена амплитуда этих колебаний небольшая. Наблюдается максимальный уровень средней интеграции как с соседними универсальными странами, так и с отдаленными геополитическими центрами. Кажется, что достигнута гармония отношений. Однако в кризисные периоды это равновесие может разрушиться вплоть до экономических блокад, закрытия границ и попыток завоевания.

Также в кризисные времена неблагополучные универсальные государства стремятся решить свои проблемы за счет специализированных. В терминах их идеологии речь идет о прекращении возможности получения паразитичес­кого дохода карликов. Но блокада специализированного государства со стороны империи малоэффективна.

Во-первых, специализированное государство переориентируется на другие геополитические центры.

Во-вторых, пострадает правящая элита империи, лишившись доступа к специализированным услугам.

В-третьих, крупные конфликты и экономические блокады — это всегда конфликты между универсальными государствами, в которых обеим сторонам выгодно наличие тихих гаваней, площадок для переговоров, действий разведок, гуманитарных посредников и контролируемых контрабандных каналов. Все это обеспечивается специализированными государствами.

Таким образом, долгосрочная устойчивость специализированных государств, по крайней мере, не уступает устойчивости империй. Только вместо монолитной устойчивости имперского колосса они демонстрируют динамическое равновесие специализированного посредника. Без специализированных стран геополитическая система существовать не может. Но их не должно быть слишком много, иначе малейшее обострение ситуации сделает их услуги невостребованными. При этом в первую очередь уйдут в историю те специализированные страны, специализация которых не связана с местной ресурсной базой, с уходящей в глубь веков специализацией населения и с традициями типично специализированного государства. Например, с усилением мирового кризиса ужесточилось отношение универсальных государств к оффшорам. В результате целый ряд государств постепенно лишается одного из основных направлений своей специализации. В то же время специализации, основанной на местных ресурсах, или специализации населения мало что угрожает. Например, швейцарская часовая промышленность после наводнения рынка дешевыми электронными часами полностью ушла в сегмент статусного потребления, где ей по-прежнему нет равных. А специализация в мировом масштабе позволила сохранить и даже увеличить емкость рынка.

Украинский путь

Главный вывод публикации состоит в том, что Украина формируется как специализированная страна. Или, с имперской точки зрения, как в корне неправильное государст­во с ограниченным суверенитетом, которое скоро должно развалиться либо срочно присоединиться к тому геополитическому центру, где работает означенный эксперт. Поэ­тому аналитические оценки абсолютного большинства специалистов из универсальных государств по отношению к Украине примерно одинаковые. Сначала описывается неправильность Украины. С имперской позиции другой тип государственного устройства автоматически определяется как неправильный. Довольно редко кто поднимается до понимания, что этот другой может быть не неправильным, а просто иным, альтернативным. Далее означенная неправильность объявляется тяжким наследием минувших лет либо эпох, когда при власти были антинародные силы, и пагубной ориентацией на сотрудничество и интеграцию с другими конкурирующими универсальными государствами. Исправить положение можно только одним путем — интеграцией с правильными и прогрессивными, т. е. демократическими или братскими геополитическими центрами и универсальными государствами, которые определяются тем, где живет и работает данный специалист.

Эта точка зрения доминирует практически во всех универсальных государствах, поскольку полностью соответствует представлению имперского мирового порядка. И только некоторые авторитетные аксакалы от геополитической аналитики в последнее время стали обращать внимание на то, что неправильность современной Украины является ее естественным состоянием.

Если же Украина формируется, то почему вместо развития мы наблюдаем деградацию, затяжную депрессию и вымирание населения? Потому что сравнительно мало стран формировалось в тепличных условиях. Часто историческое зарождение и формирование стран сопровождалось войнами, смутами, жестким противостоянием с неблагоприятными природными условиями или аборигенами. К примеру, сколько войн пережила Швейцария в процессе своего формирования?

Неудивительно, что формирование Украины как специализированного государства не осознается большинством ее граждан, хотя определенный прогресс в этом направлении имеется. Массовые акции протеста, проходившие как в Киеве, так и на юге и востоке Украины, стали катализатором того, что все больше людей стало понимать, что Украина формируется как полиэтническое, поликультурное государство с высоким уровнем децентрализации и без какой-либо перспективы интеграции с соседними геополитическими центрами. Специализированное государство — это нечто большее. Более альтернативное и непривычное. Поэтому людям, выросшим в культуре, идеологии и обычаях универсальных государств, сложно сменить фундаментальные основы своего менталитета — этот процесс займет несколько поколений. Впрочем, как и формирование Украины в целом.

Речь в данном случае идет о формировании Украины в цивилизационном, а не в любом из отраслевых планов. Каждое государство может либо развиваться, либо деградировать, либо быстро разрушиться. Ближайшая аналогия процесса — взросление, старение и внезапная смерть человека с той лишь разницей, что государство в отличие от человека может снова и неоднократно переходить от деградации к развитию, если позволяют внешние условия. Украина будет формироваться до следующего Модерна — фазы ускоренного цивилизационного развития. Но это не означает, что до того времени (речь идет отнюдь не о десятилетиях, а веках) ее будут постоянно сотрясать кризисы и смуты. Большей частью это будут более спокойные и благополучные десятилетия, как в сравнении с собственной историей и современностью, так и в сравнении с другими государствами будущего.

В заключение автор подтверждает свой прогноз: наблюдаемая сейчас в Украине фаза острого внутреннего кризиса и Смуты, начавшаяся в 1991 году, завершится в первой половине 20-х годов. Другое дело, что к тому времени большая часть других стран, как Запада, так и Востока, войдет в свою аналогичную фазу Большой смуты, но для Украины это будет уже преимущественно внешний, а не внутренний кризис.

 

 

 

© 2017 ООО «МЕДИА-ПРО». Все права защищены. Украина, 02660, г. Киев, ул. М.Расковой 11, корпус А, 6 этаж