Проект видавничого дому «МЕДІА-ПРО»
Закат эпохи классической экономики | director.com.ua

Закат эпохи классической экономики

Автор статьи: 

Евгений ПЕНЦАК,
PhD (Lausanne University), профессор финансов Киево-Могилянской бизнес-школы

Заглавное изображение: 

Очень часто мы сталкиваемся с ситуациями, когда классические методы принятия экономических и финансовых решений не только не приносят удовлетворительного результата, но и ведут к огромным финансовым потерям. В других же случаях целый ряд закономерностей позволяет самым внимательным наблюдателям делать верные выводы о происходящем, точно прогнозируя развитие событий. В чем же дело? В непредсказуемости предмета изучения, который не позволяет делать правильные выводы, или же в методах, используемых для его изучения?

Время перемен

Проблема заключается в том, что на протяжении долгих лет для объяснения экономических феноменов применялись неподходящие инструменты классической экономики, которые не в состоянии оперировать понятиями, действительно важными для понимания происходящего. Классическая экономика видит в человеке лишь его рациональную сторону и утверждает, что все решения в бизнесе принимаются на основании строгих вычислений, а все мы действуем подобно роботам, руководствуясь определенными программами, каждая из которых включается и выключается в строго установленное время. На самом же деле, доля иррациональных факторов, влияющих на принятие экономических и финансовых решений, в реальной экономике очень велика, и, как следствие — классические методы работают с такой же точностью, как сломанные часы, которые только два раза в день показывают правильное время!

Современные взгляды на природу экономических отношений гораздо шире и прогрессивнее, чем традиционные концепции классической экономики. Их последователи уже не пытаются втиснуть реальность в прокрустово ложе распространенных экономических формул, а стараются принять ее, как есть, во всем ее многообразии, сделав ставку на рациональное объяснение иррациональных сил, управляющих всем происходящим вокруг нас, не исключая как деятельность отдельных экономических агентов, так и процессы, происходящие на глобальных рынках.

Первые шаги

Одной из ключевых ветвей нового этапа эволюции экономики и финансов является поведенческая экономика. Данная концепция возникла около 30-ти лет назад, на стыке психологии и экономики. Ее основатель Роберт Шиллер, профессор Йельского университета, в первую очередь, проводил исследования фондовых рынков, как области, по которой мы располагаем огромными базами данных, готовыми для обработки и последующих умозаключений. Уже тогда, в начале 1980-х, ученый сделал ряд интересных наблюдений, которые указали на истинные причины нестабильности финансовых рынков. Как оказалось, первопричиной всех бед было не что иное, как психологические особенности отдельных категорий инвесторов, а именно — их специфические реакции на взлеты и падения фондовых индексов. Эти субъективные факторы иногда настолько сильны, что способны провоцировать негативные сценарии развития событий на фондовых рынках без каких-либо объективных оснований для этого.

Дальнейшее развитие концепция получила в работах Ричарда Талера, профессора Рочестерского университета, использовавшего психологию для объяснения экономического поведения потребителей (теория управляемого выбора). Как ни странно, но в ходе своих исследований он обнаружил, что человеку тем сложнее определиться с выбором, чем больше у него альтернатив. Крайняя ситуация: человек пытается сравнить слишком много вариантов и не может принять никакого решения! Такое поведение полностью противоречит принятой ранее теории динамической оптимизации экономического агента*, но по своей сути оно вполне естественно и полностью подтверждается данными современной психологии и нейрофизиологии.

Амос Тверски и Даниэль Канеман дополнили поведенческую экономику теорией перспектив, согласно которой люди без каких-либо логических объяснений испытывают больше негативных эмоций от потери денег, чем удовольствия от получения эквивалентной суммы прибыли. И действительно, многие инвесторы очень тяжело переживают неудачи, связанные с падением стоимости их инвестиционного портфеля. Когда же они получают прибыль, то воспринимают это как должное, не испытывая настолько же сильных положительных эмоций. Применяя подход теории перспектив, можно также сделать вывод о существовании некоего порогового уровня чувствительности, после которого дальнейшее падение стоимости инвестиционного портфеля уже не вызывает у инвесторов большого разочарования. Наступает нервное истощение, и они замыкаются в себе, даже не наблюдая за ситуацией на рынке. Сегодня теория перспектив интегрирована практически во все модели финансовой эконометрики.

Полевые исследования

Последователи концепции поведенческой экономики продолжают исследовать мотивы поведения экономических агентов и подбирают ключи к их разгадке. Если представить все возможные мотивы такого рода в виде матрицы представленной в таблице «Мотивы экономических агентов», то сразу видно, что в рамках классической экономики были изучены лишь «Экономические мотивы и рациональная реакция на них». О моделях поведения экономических агентов в трех других клетках матрицы до сих пор известно очень мало. Именно заполнение этих пустующих квадратов является главной задачей современной экономики.

На сегодня уже проведено множество наблюдений по этому поводу, но все они еще плохо укладываются в общую схему и нуждаются в дальнейшем изучении. Рассмотрим для примера некоторые из них.

Для начала — довольно простая закономерность, названная теорией психологических счетов, которая, при определенном стечении обстоятельств, способна разрушить мировую экономику. Вы не замечали, как тратите деньги, когда кто-то неожиданно возвращает вам долг, на что вы уже не рассчитывали, либо деньги, выигранные в лотерею? Как правило, они тратятся при первой же удобной возможности. Отношение к ним резко меняется, если они даются нам нелегким кропотливым трудом. Данные средства часто попадают на «дальний» психологический счет, с которого мы берем их в последнюю очередь. Объективно между этими деньгами нет никакой разницы, но влияют ли подобные рассуждения на наши спонтанные поступки?

Как оказалось, человек создает в своем сознании виртуальные счета для разных денег и по-разному к ним относится. Этот феномен лежит в основе азартных игр: выиграв в казино некую сумму, но, проиграв следующую партию, вы не воспринимаете это как проигрыш, а суммируете отрицательный результат с предыдущей прибылью и продолжите играть, пока не лишитесь всего. Аналогичный принцип действует и в бизнесе.

На уровне страны психологические счета, как способ финансового мышления каждого человека, могут стать причиной рецессии посредством эффекта самореализующихся ожиданий. В этом случае можно говорить о материализации негативных ожиданий, связанных, например, с ростом инфляции. Если такие настроения доминируют среди участников рынка, они начинают запасаться товарами впрок. Но когда спрос на них возрастает, повышаются цены, растет инфляция. Так же можно рассуждать и о курсе гривни относительно доллара. Если население настроено на ее девальвацию, оно будет покупать доллары, вследствие чего спрос на них увеличится, вырастет и цена доллара в гривне.

Еще один интересный психологический феномен нерационального поведения человека связан с «утопленными» затратами (ранее понесенными расходами). Вы уже инвестировали в реализацию своей идеи значительную сумму денег, но бизнес не налаживается. Вам кажется, что стоит еще немного средств вложить в маркетинг, рекламу, в разработку… и «лед тронется». Остановиться все сложнее и сложнее, потому что, чем больше вы инвестируете в проект, тем тяжелее его бросить. Часто эта закономерность используется при лоббировании провальных проектов. Главным аргументом в пользу продолжения инвестиций служит то, что в дело уже вложена немалая сумма денег и остановить его на полпути будет неразумно. В других случаях было установлено, что многие сотрудники «прячут» в своих отчетах «утопленные» затраты, потому что испытывают чувство вины за неправильно принятые ранее решения, которые привели к таким издержкам. В дальнейшем, пытаясь исправить положение, они принимали следующее неправильное решение, таким образом создавая замкнутый круг.

Корпоративные финансы

На корпоративном уровне классические финансовые инструменты часто подталкивают нас к не самым выгодным решениям, в силу того что привычные финансовые модели учитывают только прямолинейные сиюминутные выгоды от сделки. Что лучше сделать: выпустить долговые обязательства, взять кредит в банке или выйти на рынок первичных размещений? Классические финансы «ответят» однозначно: чтобы уменьшить WACC (средневзвешенную стоимость капитала компании), бери то, что дешевле. А что подсказывает нам интуиция? За рамками привычных шаблонов мы видим, что сначала лучше выйти на ІРО, привлечь небольшую сумму денег, продемонстрировать рост прибыльности компании, прозрачность управления ею и только потом выпустить долговые обязательства с гораздо более низким уровнем доходности к погашению. Но и эти результаты, достигнутые в ходе представленного упражнения, не должны быть крайней точкой наших рассуждений. Ведь, кроме своей первичной цели — привлечения финансового ресурса, первичное публичное размещение играет роль информационного сигнала для различных групп инвесторов. Если вы не добьетесь результатов, о которых заявляли на старте, то не только обрушите ваши акции, но и потеряете возможность привлекать долговое финансирование на публичных рынках.

Ярким примером отрицания основополагающих истин классической экономики в области финансового менеджмента может служить ситуация, сложившаяся с известной всем концепцией стоимости денег во времени: «Деньги сегодня ценнее, чем деньги в будущем». Все академические модели до сих пор строятся на ее базе, однако многие ведущие финансисты уже уверены в том, что мы необоснованно «занижаем стоимость наличных денег». Как правило, мы принимаем во внимание инфляцию, но абсолютно забываем о том, что в период кризиса компании и частные инвесторы вынуждены распродавать свои материальные активы по сниженным ценам. Именно поэтому, согласно данным статистики, вопреки всем законам классических финансов, но, доверяя своей интуиции, 60 % инвесторов по всему миру хранят свои активы в деньгах, ожидая следующей волны мирового финансового кризиса.

Взгляд в будущее

Несмотря на то, что новые взгляды на природу экономических процессов еще не являются четкой системой научных положений, объясняющих все возможное многообразие иррациональных вариантов поведения экономических агентов, уже сейчас многие достижения поведенческой экономики кардинальным образом влияют на наше понимание движущих сил экономических явлений и обязательны для применения как на уровне глобальных рынков и государств, так и на уровне отдельных компаний. Нельзя не заметить, что мы стоим на пороге новых открытий, и, возможно, уже очень скоро они вынудят нас кардинальным образом изменить свое представление о первопричинах проблемах и закономерностях современной экономики.

* Теория динамической оптимизации разработана в начале 50-х годов Ричардом Беллманом для задач, в которых нужно было определять оптимальный план экономических действий в зависимости от внешних обстоятельств или общей экономической ситуации. (Bellman, Richard (1954), «The theory of dynamic programming», Bulletin of the American Mathematical Society 60: 503–516).

Мотивы экономических агентов

Экономические мотивы и рацио

нальная реакция на них

Неэкономические мотивы и рациональная реакция на них

Экономические мотивы и нерациональная реакция на них

Неэкономические мотивы и нерациональная реакция на них

КОММЕНТАРИИ

Юрий Полищук,
финансовый директор Группы компаний Int-Invest

Не верь себе

Для успешного ведения бизнеса уже не достаточно просто произвести продукцию или добиться ее присутствия на полке, зачастую также недостаточно предложить самую низкую цену. Необходимо подтолкнуть потребителя к решению о покупке, делая такое сотрудничество с покупателем выгодным для бизнеса. Таким образом, отношения с потребителями — это основа бизнеса, при этом их решения далеко не всегда рациональны. Как же можно управлять бизнесом на такой не постоянной основе? Решения, основанные на рациональных предпосылках, можно принимать только в условиях достоверной и полной информации. Но это очень редко встречается в экономике. В отличие от таких дисциплин, как история или статистика, экономика имеет дело скорее не с прошлым, а с будущим, о котором у нас нет достоверной информации, поэтому рациональность экономических решений всегда была под большим вопросом.

Попытки сделать их рациональными создают лишь на время иллюзию того, что мы движемся в правильном направлении. Чтобы развеять ее, мы должны поставить под сомнение устоявшиеся правила, а заодно и наши ожидания. Вы не задумывались, к примеру, о том, сколько денег потеряли компании, которые строили исключительно положительные прогнозные тренды продаж, основываясь на данных метода экстраполяции? Высказанная вслух мысль о падении продаж в компании считалась чем-то средним между «злостным саботажем» и «отсутствием веры в бизнес». Пессимистичный вариант модели развития бизнеса нередко сразу отклоняли, не вдаваясь в его подробности. И для кого-то такое решение было очень рациональным, ведь если бизнес должен зарабатывать максимально возможную прибыль? За этой непоколебимой логикой кроются огромные потери и банкротства компаний.

Таким образом, экстраполяция трендов без понимания истинной логики экономических решений крайне вредна! Не достаточно просто запланировать продажи, необходимо обеспечить и отслеживать выполнение условий, при которых покупатель даст необходимые нам объемы и принесет прибыль.

Время требует других инструментов, которые мы можем разработать на основании результатов исследований поведенческой экономики. В свою очередь, понимание принципов ПЭ должно заставить предприятия более глубоко, а главное — адекватно анализировать бизнес и принимать лучшие решения.

 

 

 

© 2017 ООО «МЕДИА-ПРО». Все права защищены. Украина, 02660, г. Киев, ул. М.Расковой 11, корпус А, 6 этаж