Проект видавничого дому «МЕДІА-ПРО»
Грохочущий дым внутри Африки | director.com.ua

Грохочущий дым внутри Африки

Автор статьи: 

Алена ГРОМНИЦКАЯ

Заглавное изображение: 

Ты видишь это еще на подлете из окна иллюминатора. Огромную белую лавину, словно врезанную в зелень ландшафта каким-то причудливым, только самой природе известным образом. Ты слышишь его на километровом расстоянии, слышишь отчетливо, и не просто шум воды — грохот. Ты понимаешь всю мощь нерукотворной стихии только совсем рядом, облитый ее потоком с ног до головы, изумленный ее светом и радужной чистотой, сраженный зрелищностью картинки, воспроизвести которую ярче, чем твоя память, не способен ни один фотоаппарат. Водопад Виктория сражает. Этим сказано все

Загадочный «Моси-оа-Тунья»

Обрамленный прелостью африканской жары и пропитанный соком местной растительности быстрый поток реки Замбези падает сказочно красиво с высоты 100 метров. Африканцы называют свою достопримечательность «Моси-оа-Тунья» (сразу и не выговоришь), а по-нашему — «Грохочущий дым». Почти двухкилометровая в ширину водная лавина особенно выразительна ранним утром. Акварельные переливы радуги на фоне глубокой сини неба, испещренной прозрачной мохнатостью облаков, сливаются с томным дымом водной пыли. Эту целостную иллюстрацию, запечатленную воочию, не способен нарушить никакой природный катаклизм или посторонний звук. Но это никак не останавливает твое непреодолимое желание смотреть на водопад, не обращая внимания ни на что больше. Как будто время замирает для диалога с ним — слышится его монотонный шум всплесками многотональных голосов. Ты отвечаешь волнительным восторгом, непринужденно впитывая влагу каждой долетающей до тебя капли африканской реки. Паришься в плаще, заливаешься солнцем, но стоишь и дышишь с природой в унисон. И это всего лишь эмоции одного человека. Все впечатления, воспоминания и аналогии, что обязательно приходят на ум у кромки смотровой площадки водопада Виктория — лицом к лицу, свято хранит в себе вода, в бездонную память которой всматриваться можно бесконечно. Ты можешь запросто слиться с водопадом и с высоты птичьего полета — на дельтаплане или в кабине вертолета. Признаюсь, не рискнула погружаться в каньон и воспарять над ним таким образом, хотя очевидцы уверяли, что ощущения эти не забываемы.

«Крокодилы, бегемоты…»

Увидеть гиппопотама, крокодила, а если посчастливится, то и купающихся слонов — обязательная программа прогулки по реке Замбези. Конечно, от осознания, что плывешь практически по соседству с этой братией, прямо скажу, становится не очень по себе. Но уже через пару минут после старта моторной лодки об этом думать перестаешь, захватывает азарт — поскорей бы из воды вдруг показались чьи-то глаза!

И вот они показываются — в приближении к отмели реки дыхание замирает: семейство бегемотов — кстати, самого опасного африканского животного — по очереди выныривает на поверхность. Глава семейства первым выглядывает, осматривается фосфорящимися даже в солнечное время глазами и распахивает пасть такого размера, что очень сложно предположить, сколько же весит сам водный монстр. «Так гиппопотам предупреждает своих собратьев об опасности рядом», — объясняет нам местный рейнджер водного сафари. Ходящие по дну животные показываются нам за всю прогулку достаточно часто, и внимание к ним постепенно спадает, сменяясь новым азартом — приблизиться к крокодилу. По пути к нему, затаившемуся в зарослях водных растений, глаз останавливается на несколькометровых термитниках замысловатых пирамидальных форм, грациозном баобабе, облюбовавшем для себя живописнейшее место на берегу, разноцветных игривых птичках, с виду напоминающих увеличенных синичек, белом орле, притаившемся на самой верхушке соседствующего с пальмой лиственного дерева (всех названий и не упомнишь). Аллигатор ждет нас в тихой гавани, что называется, в кустах — обогретый лучами заходящего солнца, он лениво отворачивается от привычных для него любопытных глаз и скрывается в зарослях.

И все же самое яркое впечатление водного сафари — даже не богатый животный мир, а наблюдение за солнечным закатом. Светило долго готовится зайти за горизонт, разливает по воде и вокруг себя оранжево-желто-серые разводы, становится красногорячим, даже черным и падает в одну секунду.

Взрыв из прошлого

Представьте себе британский паровоз 1924 года выпуска, ездящий по территории современной Замбии, а точнее ее курорта — Ливингстона. Да, это не сон. Прохожу по красной дорожке, специально выстеленной для посетителей, поднимаюсь и попадаю… В полностью сохраненный в первозданном виде локомотив, где все дышит этими самыми 20-ми XX века: от стиля мягкой мебели, торшеров и хрустальной посуды до вкуса еды, предлагаемой на ужин. Чувствую себя, прямо скажу, «колонизаторшей», отправившейся в трехчасовое наблюдение из окон поезда.

Всматриваюсь в современную страну, разительно контрастирующую с ее природной самобытностью, ощущаю даже тревогу — все-таки на современников гляжу: бедные лачуги, мальчишки-голодранцы, с искренним интересом бегущие за уносящимся составом и отчаянно машущие нам руками, многодетные семьи, с вопросом выходящие навстречу обыденному и недоступному для них диву. Их жизнь течет, как и тогда, в параллельном для сильного мира измерении.

Другая реальность той Африки, которая продолжает оставаться неизменной. Африки, ускользающей моментально, когда попадаешь в рай, созданный специально для туристов.

На замбийском берегу Замбези этот рай воссоздан в лучших колониальных традициях со всеми характерными элементами эпохи. Здесь есть все: от батлеров в стилизованных костюмах, специально прикрепленных к каждому отдельному домику, до выполненной на английский манер барной стойки в интерьере лобби с прекрасным роялем и столиками для интеллектуальных игр... Здесь так соблазнительно ощутим дух времени, погружающий в прошлое аккуратно, но остается чувство сегодня, уместно напоминающее о веке XXI-м, в котором можно воссоздать и увидеть многое. Было бы желание видеть это и понимать.

Дикий и прирученный

Когда в начале 2000-х Зимбабвийский национальный парк столкнулся с перепопуляцией слонов, часть их детенышей приютили у себя южноафриканские фермеры недалеко от Сан Сити — хотели детей позабавить. Однако уже совсем скоро, когда угодья попросту стали вытаптываться, один из предпринимателей решил переселить одомашненных животных, создав для них нечто вроде питомника. Сейчас здесь пять взрослых слонов (самому старшему 27 лет) и 22-месячная малышка. Прирученный маленький слоненок очень похож на мультяшного. Помните Петю Пяточкина из детства — потешного непоседу и шкодника, с удовольствием играющего на публику. Слоны давно привыкли к посетителям и с удовольствием ждут команды: «Обед». Тогда и начинается настоящее невообразимое: животные охотно принимают специально подготовленную пищу прямо из твоих рук. А в благодарность радостно могут задрать наверх хобот. Малышку кормить запрещено в присутствии мамы, зато погладить себя она дает с удовольствием, такую шершавую с хохолками жесткой щетины кожу. Помню, как в детстве искренне мечтала прикоснуться к слоненку — и вот он — под твоей рукой. В такой момент задаешь только один вопрос: «Неужели это правда?». Конечно, эти ручные слоны — вовсе не жители дикой природы: у них отдельная долина и отдельный сервис. Но и природа дикая демонстрировала нам верх непосредственной неожиданности. Меня просто умилили целующаяся пара молодых слонов под кроной дерева и мама-слониха, трогательно поглаживающая своих малышей, ласково обвивая хоботом сразу двоих.

Казалось, что животных вовсе не интересует это временное вмешательство в их жизненный устой. У них все шло своим чередом. Такое молчаливое близкое общение с дикой природой и есть «фишка» Южной Африки, в свое время законсервировавшей неповторимый животный мир в национальных парках, сохранив его уникальность для будущих поколений.

Национальный парк Пиланесберг, в котором удалось нам побывать, образовался на месте кратера вулкана, чье извержение произошло в далекой древности. Красота здесь несказанная: огромная долина — 56 га земли — со всех сторон обрамлена живописным холмами, сохраняющими уникальный микроклимат для своих исконных обитателей.

Здесь можно встретить всю большую пятерку животных: льва, слона, леопарда, носорога и буйвола. К сожалению, в этот раз леопард не пожелал с нами увидеться. По словам местных жителей, его появление на люди — достаточно редкое явление.

Сова, черная мамба

«Это просто удача. Я шесть месяцев ежедневно ездила на сафари, но сова ни разу мне не показывалась», — так оживленно недоумевала местная жительница, слушая мой рассказ о двух совах, встреченных на ночном сафари. Их наш рейнджер, что называется, высветил фонарем.

Но эта встреча не удивила его настолько сильно, как трехметровая черная мамба, переползавшая дорогу прямо перед нашей машиной. Весь фокус в том, что эта самая опасная африканская змея прыгает и жалит в прыжке. То есть не остановись мы вовремя?! Потому рейнджеры в Национальном парке — хорошо подготовленные искатели приключений: им ничего не стоит запросто завезти посетителей практически в стадо зебр или антилоп гну, издали напоминающих баранов, или импал — миниатюрных антилоп, которых здесь называют McDonald’s из-за специфического окраса сзади, напоминающего букву «M». Подъехать к смущающемуся жирафу, да так близко, что тебе только остается размышлять над тем, можно ли пройти под нереально длинными ногами этого пятиметрового красавца. Меня поразил тот нескрываемый азарт, c которым южноафриканцы влюбляют в свою уникальную природу каждого, приехавшего сюда.

На границе с Национальным парком Пиланесберг за последние годы выросла целая сеть геймлоджий — своего рода мини-отелей в разнообразных стилях: от минимализма с колониальными элементами до аутентичного африканского — с небольшими домиками, великолепным SPA и всеми условиями пятизвездочного комфорта. Живую природу отделяет от обосновавшихся в лоджиях посетителей только колючая проволока под электрическим напряжением 6–7 тыс. вольт. Исконные обитатели живописных ландшафтов зачастую приближаются к открывателям Африки на уровень вытянутой руки, к примеру, недавно в один из отелей заглядывали друзья-слоны и даже носорог. Вы представляете этот драйв! Кстати, в отелях свободные номера — большая редкость, в основном здесь предпочитают останавливаться путешественники из США, Великобритании, скандинавских стран. Украинские туристы — гости нечастые. Думаю, ненадолго. Ведь прожив хотя бы два дня по соседству с дикой природой, многое уже видишь в совершенно иных красках. Здесь особенно ярко, без подмены, чувствуешь себя естественным обитателем нерукотворной земли, замечать которую, а тем более впускать в душу, нам катастрофически некогда.

Здесь чувствуешь вкус воздуха, энергетику солнца, запах жизни в непосредственности ее существования. Здесь нет времени для поиска смысла, здесь кроется безвременный смысл, тайна и разгадка той детской мечты, которой всегда суждено сбыться.

 

 

 

© 2017 ООО «МЕДИА-ПРО». Все права защищены. Украина, 02660, г. Киев, ул. М.Расковой 11, корпус А, 6 этаж